Только что довольно большую суматоху подняла справка Службы государственных доходов № 31.1-8.5/2751 о распределении потоковых дивидендов  («сквозных дивидендов» или «flow-through dividends»/»caurplūstošās dividendes)  в Латвию.

Когда я впервые прочитал эту справку, я сделал это поверхностно, не углубляясь, потому что считал, что она подтверждает само собой подтверждающуюся ситуацию, а именно, что дивиденды, получаемые от зарубежной компании (кроме оффшорной), не должны облагаться налогом, и все, точка.

Однако, после прочтения публичных комментариев о том, что эта справка открывает беспрецедентные возможности налогового планирования для бизнеса, а также тот факт, что Служба государственных доходов сознательно или неосознанно разрешает (или даже способствует) создание структур, которые позволяют вообще не платить налог или платить очень низкие эффективные налоговые ставки, пришлось заглянуть в это руководство глубже.

Так о чем эта справка? Потворство или индульгенция конкретному налогоплательщику, закон, который сознательно или неосознанно неверно истолкован СГД, или все же правильное истолкование закона, который не так поняли налоговые консультанты? Давайте попробуем выяснить!

Почему не надо облагать полученные дивиденды?

Начнем с того, чтобы вообще понять, почему существует правило об освобождении от налогообложения иностранных дивидендов. Как известно, новый корпоративный подоходный налог основан на денежном потоке, т.е. налог уплачивается путем деления дохода на дивиденды, условные дивиденды, дивидендного дохода, приравниваемого дивидендам или условно распределенной прибыли. Таким образом, если дивиденды будут получены от иностранной дочерней компании, при условии, что налог был уплачен на уровне иностранной дочерней компании, второй налог будет неправильным, так как это приведет к двойному налогообложению той же прибыли. Таким образом, так называемые потоковые дивиденды освобождены от налогов на уровне Латвийских компаний.

Полученные дивиденды также были освобождены от налога, так как с 1 января 2012 года все полученные дивиденды освобождены от налога (кроме дивидендов, полученных в районах с низким налогообложением). Единственная разница в том, что в декларацию ПНП (Подоходный налог с предприятий)  была внесена упреждающая корректировка в отношении поступлений от полученных дивидендов, что отражено в отчете о прибылях и убытках. В настоящее время на полученные дивиденды коррекции не требуются, но в случае распределения прибыли — прибыль на полученные дивиденды (потоковые дивиденды) могут быть уменьшена. Следовательно, механизм освобождения полученных дивидендов изменился, но не сам принцип, согласно которому полученные дивиденды не должны облагаться налогом.

Согласно пункту 6 раздела 1  Закона о ПНП «Облагаемое лицо имеет право  уменьшить размер дивидендов, включаемых в налогооблагаемую сумму, в течение налогового периода в той мере, в которой облагаемое лицо получило дивиденды от плательщика дивидендов в его или ее стране проживания в течение периода налогообложения, или дивиденды, из которых в стране выплачен  подоходный налог, за исключением дивидендов, полученных от лица, находящегося, созданного или учрежденного в стране или территории с низкими налогами или беспошлинно».

Таким образом, в законе четко указано, что потоковые дивиденды не подлежат налогообложению, если они получены от налогоплательщика без анализа операций, совершенных этим иностранным налогоплательщиком. Действительно, если компания является налоговым резидентом данной страны, она будет облагаться всеми национальными налогами и, следовательно, корпоративным подоходным налогом.

От разбора подоходного налога с предприятия  мы перейдем к рассмотрению подоходного налога с населения.

В статье 9, раздел 36 Закона о подоходном налоге с населения говорится, что: «Для применения пунктов 2.¹ и 2.² первой части этой статьи [т.е. для освобождения дивидендов от подоходного налога с населения] предполагается, что подоходный налог с предприятия или подоходный налог с населения уплачен, если дивиденды или дивиденды как доходы, или квота на ликвидацию выплачиваются компанией, зарегистрированной в другом государстве-члене Европейского Союза или Европейского Экономического пространства, учрежденном и действующем согласно нормативным актам соответствующего государства. Положения пунктов 2.1 и 2.2 первой части настоящей статьи не применяются, если платежный агент находится, расположен или учрежден в странах или территориях с низкими налогами или беспошлинными платежами, указанными в нормативных актах.

Эта норма  разъясняет, что важно, чтобы компания была основана и работала в соответствии с нормативными актами, законами соответствующего государства. Следовательно, не имеет значения, облагался ли данный доход налогом или нет. Такой подход понятен, потому что дивиденды, полученные физическими лицами и компаниями, должны рассматриваться одинаково.

Это означает, что на иностранную компанию должен распространяться общий режим подоходного налога с предприятия в ее собственной стране, независимо от того, подлежит ли или не подлежит конкретный вид дохода обложению подоходным  налогом в этой стране.

Но это ведь не справедливо, если налог на прибыль за рубежом не уплачивается!

Далее о сделкак, в которых иностранное предприятие вообще не платит налог. В ссылке не уточнено, о каких доходах идет речь, но думаю, что я не ошибусь, если заявитель, попросив справку,  имел в виду прибыль от  прироста капитала.

Действительно, в Европейском Союзе есть ряд стран, в которых, согласно определенным критериям, доход с продажи долей капитала освобожден. Такие правила предусмотрены также в нашем Законе о подоходном налоге с предприятия, а именно, что выручка от продажи долей капитала, которыми владели более 3 лет, не облагается налогом. Если Кипр, Нидерланды, Люксембург или другие страны предусматривают освобождение от обложения прироста капитала, означает ли это, что такие дивиденды должны облагаться налогом в Латвии? Я думаю, нет.

Какой еще доход вообще не облагается налогом на Кипре? Я думаю, что некоторые незначительные доходы могут обнаружиться, такие как колебания обменного курса, непрофильные процентные доходы или другие. Конечно, если компания зарегистрирована на Кипре в качестве компании-нерезидента, работающей за пределами Кипра, и, следовательно, не является налогоплательщиком налога с предприятия на Кипре, эта компания не будет освобождена от налогообложения дивидендов.

Существуют ли опасения, что Кипрская дочерняя компания будет использовать определенный специфический налоговый режим, например, такой как структуры интеллектуальной собственности, с небольшой эффективной ставкой в 2,5%, — да, это так. Однако для того, чтобы создать и насладиться плодами такой структуры, существует ряд требований, которые делают фрукт более горьким. Давайте  поговорим об этом.

Таким образом, учитывая, что Латвийское законодательство также предусматривает исключения из обложения подоходным налогом на предприятия, нормативные акты, на мой взгляд, справедливо указывают, что иностранная компания подлежит общему налоговому регулированию в соответствующей стране, а не анализу конкретной прибыли.

Но, может быть, сам закон не верен?

Итак, мы выяснили, что позиция СГД полностью совпадает с требованиями нормативных актов, и здесь нет никаких противоречий. Это понятно. Однако возникает вопрос о том, не стимулируют ли сами законы какие-либо «интриги» для компаний? Может быть, сам закон был написан с ошибкой и нуждается в изменении?

Здесь мы возвращаемся к началу – во-первых, ПНП является налогом, основанным на денежном потоке, и для того, чтобы избежать двойного налогообложения, безналоговые потоковые дивиденды являются принципиальным вопросом. Во-вторых, есть определенные исключения (упомянутые; увеличение капитала), которые также включены в Латвийское законодательство и нормативные акты. Конечно, это выбор законодателя  — делать ли исключения из общего принципа. В случае уже упомянутого увеличения капитала, конечно, можно предположить, что освобождение предоставляется только в том случае, если Кипрская компания удерживает инвестиции не менее 3 лет (как того требует законодательство Латвии). Но будет ли какая-то польза для меня — я так не думаю. И в-третьих, если Латвийская компания создает дочернюю компанию в иностранном государстве, которое в соответствии с международными правилами (правилами предотвращения уклонения) осуществляет коммерческую деятельность в этой стране, у Латвии нет оснований требовать уплаты налога на такой доход.

Эти правила (правила предотвращения избегания) основаны на следующем:

  • Сущность сделок
  • Контролируемые иностранные компании
  • Концепция постоянного представительства
  • Трансфертные цены.

Эти нормы против уклонения достаточно эффективны, чтобы предотвратить необоснованное использование налоговых режимов в других странах. Например, предположим, что есть страна «X» (не включенная в оффшорный список) с очень низкой налоговой ставкой — 1%. Существующие законы и нормативные акты не запрещают Латвийской компании создавать в этой стране дочернюю компанию, вести там коммерческую деятельность, платить налог в размере 1%, а также без дополнительного налога получать и распределять потоковые дивиденды. Однако, чтобы достичь этого, бизнес-основа (сущность бизнеса) должна быть представлена в X, должно быть доказано, что единственной целью бизнеса является не получение налоговых льгот (норма контролируемых иностранных компаний), управление компании X и коммерческая деятельность X должны осуществляться в стране X (чтобы не создавалось постоянное представительство предприятия государства Х в Латвии) и, наконец, должна соблюдаться рыночная стоимость (трансфертная цена) в сделках между Латвийскими и государственными предприятиями государства Х.

Эти нормы против уклонения взаимосвязаны и перекрываются, но их суть заключается в том, чтобы получать прибыль в стране, где прибыль по существу получена. Если бизнес на самом деле происходит в Латвии, его практически невозможно правильно структурировать так, чтобы большая часть прибыли уходила в страну с низкими налогами. И наоборот, если положение международного бизнеса в стране с низкими налогами основано на коммерческой точке зрения, действующее законодательство и нормативные акты не запрещают наслаждаться преимуществами  низких налоговых ставок.

Например, если Латвийская компания создает компанию на Кипре, которая создает интеллектуальную собственность с «0» на Кипре, развивает ее, нанимает специалистов на Кипре и так далее. и, в конечном итоге, получает от этого прибыль, выплачивая эффективную ставку 2,5%, я не вижу причин, по которым дивиденды от такой прибыли должны облагаться еще и в Латвии. Какое отношение Латвия имеет к тому, что делает компания в другой стране? И наоборот, если Латвийская компания учреждает подставную компанию на Кипре, передает существующую нематериальную собственность и начинает использовать ее на Кипре, будут применяться правила предотвращения уклонения. Нематериальные активы должны быть проданы Кипрской компании по рыночной цене (а не инвестировать в номинальную стоимость), руководство Кипрской компании должно быть на Кипре и, в конечном счете, иметь возможность обосновать, почему такая структура существует. Если целью структуры является только налоговая оптимизация, будьте так любезны — платите Латвийский налог на рост активов на Кипре.

Так как вывод о том, что законы и нормативные акты продвигают создание фиктивных структур и отток прибыли, на самом деле не обоснован. Аналогичным образом, нет оснований полагать, что компания, учрежденная на Кипре или в другой стране с благоприятным налоговым режимом, сама по себе сможет позволить не платить подоходный налог или снижать эффективную налоговую ставку. Поэтому я считаю, что тот раздутый шторм, что у компаний появились широкие возможности для «оптимизации» налогов и что СГД сознательно или неосознанно поддерживает его, неоправдан.